Русский «антиМедвеДь»

Странные мы ребята. Чего-то не хотим от других, но сами точно так же поступаем. Нам очень не нравится, что россияне равняют всех под одну гребенку и ежевечерне проводят многочасовые «пятиминутки ненависти по Украине» на своих теле/площадках. Но мы-то чем лучше? «А что-там у россиян, не верьте их протестам и зло лыбимся». И обязательный полит/технологических треш у штатных и нештатных «ботиков»: «не будет у них революции и не будет майдана!» Так ведь и не надо. Надо кое-что совсем иное…

Мы как-то поверили, что современная Россия — это сплошной мрак. И таки да, сейчас у соседей буйствует средневековое мракобесие. Запреты, «враги кругом», встаем с колен и заливаем всех фекалиями). Но… Антикоррупционные многотысячные митинги в 88-ми городах России, запущенные фильмом А. Навального «Он вам не Димон» — это все-таки кое-что другое. Ребята — пусть неуклюже — пытаются поменять свою повестку актуальных обсуждений. Они не хотят хлопать в ладоши, одевать детей в форму красногвардейцев, сплевывать через щербатые зубы и орать «КрымНаш!». Они хотят другого формата. Еще раз — неуклюже, растерянно, максималистски.

Путинское государство защищается стандартно-репрессивно. А что мы? У нас известный примитивный PR-отдел c ул. Банковая дал отмашку «заливать россиян желью, унижать их попытку переформатироваться». И это начало литься со всех официозных канальчьчиков. Стандартный набор — Навальный ручной, драка кремлевских Башен, возврат Крыма они же не обсуждают? Ну да, на фоне мракобесия они должны были сразу выйти с антивоенной и антикрымской повесткой).

Важно, что есть много людей, жаждущих иного диалога. Официальная же Москва предсказуемо заняла позицию «дракона»). Почему? А потому что Владимир В. Путин создал «мир политики через спецоперации». Там отжали Абхазию, тут — ломанули Крым, этих — хакнули, у заморцев и вовсе «разыграли» Трампа. Мир спецопераций не предполагает любых диалогов о мире и выгоде для кого-то еще, кроме путинских орликов…

Но вот в чем вопрос: если другие русские смогут — не сразу — отказаться от «спецоперационнистской повестки» — не легче ли нам будет вести диалог? В нормандском ли, минском формате, те-а-тет? Или мы всерьез полагаем, что любой «непутенец» толтко тогда будет у нас рукопожатным, если он бухнется пред нами на колени и просопливет «простите братушки, русский бес попутал»? Серьезно?) Впрочем, куда важнее кое-что иное.

Почему мы так нервно реагируем на русские протесты? А потому что имеется базовый страх, который все сильнее подавляет команду Петра Алексеевича. И страх этот, увы, обусловлен боязнью… реального прекращения необъявленой войны. Той самой «войны с мракобесной путинской Россией», которая и позволяет упорно НЕ отвечать на катастрофические внутренние вопросы. Главные из которых: «сколько бюджетного корма достаточно, чтобы нажраться самим и начать тратить на общество?» и «как вообще можно модернизирвать гос/сервис, назначая некомпетентных и голодных смотрящих?».

Хотите задать вопрос автору или получить еще больше информации, личная страница М.Подоляка в Facebook.